Корзина пока что пуста!

Вход в личный кабинет участника
Исторического книжного клуба:

Забыли пароль?

Подать заявку на вступление в клуб

Дневник Миши Тихомирова. Ленинград 1941-1942 гг.

Дневник Миши Тихомирова. Ленинград 1941-1942 гг.

Блокадный дневник шестнадцатилетнего мальчика, в котором он писал ежедневно 159 дней, с 8 декабря до 18 мая, когда во время артобстрела Ленинграда он был убит осколком снаряда, попавшим в висок.
Кол-во страниц 84
Тип обложки твердый переплет
Формат 60х84/16
Год выхода 2010
ISBN 978-5-86153-236-5
Тираж 300

Блокадный дневник шестнадцатилетнего Миши Тихомирова, в котором он писал ежедневно 159 дней, с 8 декабря до 18 мая, когда во время артобстрела Ленинграда он был убит осколком снаряда, попавшим в висок.


Вступительная заметка Нины Тихомировой

Блокадный дневник моего брата Миши я храню как самую дорогую из накопившихся за долгую жизнь реликвий.

Наша семья жила в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком, напротив того дома, где теперь музей писателя. В большой коммунальной квартире у нас было две комнаты. Родители, окончившие Педагогический институт имени Герцена, преподавали математику в школе. Мы с братом сначала учились в 14-й образцовой (действительно замечательной!) школе имени Н. Я. Марра на Расстанной улице, где работал отец. Когда началась война, нас перевели в школу на Тамбовской (не помню ее номера, знаю, что в 1943 году она стала 367-й мужской), недалеко от Новокаменного моста. Мама работала в железнодорожной школе на улице Шкапина, около Балтийского вокзала. Несколько предвоенных лет пятым членом нашей семьи был Борис, папин племянник, приехавший из деревни в Ленинград, чтобы учиться в институте.

Детство у нас с братом было счастливым. В семье царили мир, согласие, по воскресеньям ходили в музеи, гулять к Неве, а иногда ездили в Павловск, по вечерам папа читал нам вслух хорошие книги. До войны каждое лето мы проводили на родине отца в деревне Красные Горы Лужского района. Там жила с семьей папина старшая сестра. (Там появилось у меня второе имя — Нинель, придуманное первоначально мальчишками, чтобы дразнить меня. Этим именем называет меня Миша в своем дневнике.) Это была счастливейшая пора для всех нас, думаю, нам, детям, давшая на будущее основной запас физических и нравственных сил. Именно там у Миши зародился и с каждым годом креп живейший интерес к природе, прежде всего к миру животных. Если в ленинградской квартире у нас жили кошка, морские свинки, уж, то в деревне — ястреб, лесные мыши, гадюка. Миша наблюдал за их поведением, делал записи, зарисовки, а потом в Ленинграде доставал и читал серьезные книги об этих животных.

В Красных Горах узнали мы, что началась война. На удивление скоро стали доноситься издалека зловещие глухие удары: это немцы бомбили Лугу. И ясно стало: прежняя жизнь кончилась, начинается новая...

Осенью немецкие самолеты почти каждый день в одно и то же время (если не ошибаюсь, около половины седьмого вечера) прилетали бомбить Ленинград. Мучительное ожидание бомбежки начиналось уже около четырех-пяти часов. После сигнала воздушной тревоги большинство жильцов нашей квартиры усаживались в том месте, которое кто-то объявил самым надежным: в мрачной передней, среди калош и пальто, около капитальной стены. Прислушивались к пальбе зениток, свисту осколков, грохоту разрывов и гадали, томясь, — близко или далеко, ковровая бомбежка или нет... А Миша с папой шли в кухню. Оттуда из окна можно было увидеть большой кусок неба над приземистым Кузнечным рынком. Они наблюдали через окно за лучами прожекторов, заревом пожаров, пытались определить, где падали бомбы. Видели и зарево, как позднее оказалось, горящих Бадаевских складов.

А в декабре нас перестали бомбить. Немцы выбрали другое, как они, вероятно, считали, более эффективное оружие уничтожения ленинградцев: голод. Как это выглядело в повседневной жизни, а также и о многом другом рассказывает в своем дневнике шестнадцатилетний Миша. Он писал его ежедневно (пропущены из-за болезни только два дня) 159 дней, с 8 декабря до 18 мая, когда во время страшного артобстрела города на трамвайной остановке на углу Международного и Киевской он был убит осколком снаряда, попавшим в висок.

Нина Тихомирова

Прочитали книгу? Поделитесь своим мнением с другими читателями.

К данному продукту рекомендуем