Корзина пока что пуста!

Вход в личный кабинет участника
Исторического книжного клуба:

Забыли пароль?

Подать заявку на вступление в клуб

Пожалуйста, ознакомьтесь с информацией о режиме нашей работы в период самоизоляции.

Воспоминания Леннарта Эша о прорыве Линии ВТ

Прорыв Линии ВТ и отход на Линию ВКТ

Генерал-лейтенант Эш в своем штабе в Яанислинна (оккупированном Петрозаводске).

Прорыв Линии ВТ привел в движение все части, обороняющиеся на Перешейке. Ситуация менялась не по дням, а по часам. Руководить боевыми действиями на Перешейке напрямую из Ставки в Миккели стало сложным, если не сказать невозможным. Разделение соединений на Перешейке на два армейских корпуса, подчинявшихся напрямую Ставке, которое произошло весной 1944 года, не являлось правильным решением. Уже тогда с точки зрения повышения степени управляемости и контроля, а также планирования обороны всего Перешейка, имело смысл сохранить единое командование, то есть Армию Перешейка или Группу Перешейка. Между этим командованием и дивизиями сохранялись бы два промежуточных уровня корпусов, IV и III АК. Такая организация была бы более дальновидной.

Теперь же, когда на Перешеек началась переброска новых частей, когда одна оборонительная линия была прорвана, а вторая была готова пасть под ударами противника, ситуация вынудила – и снова внезапно – создать новый уровень командования и назначить командующего. Он должен был в непосредственной близости к линии фронта в тесном взаимодействии с командованием корпусов разобраться с ситуацией и организовать оборону.


Во второй половине дня 14 июня автор этих строк, на тот момент командующий Группой «Олонец», получил в своем штабе в Яанислинна (оккупированном Петрозаводске) приказ Верховного главнокомандующего передать свои полномочия генерал-лейтенанту Талвела, немедленно направиться на Перешеек, и принять командование над IV и III корпусами, то есть всеми силами на Перешейке - за исключением резервов Ставки.

Когда я в роли новоиспеченного командующего прибыл в полдень 15 июня в штаб IV АК, который располагался в русском блиндажном городке в Юля-Кууса, мой штаб еще не существовал. Из Ставки во второй половине дня мне на помощь прибыло только пара офицеров. О командном пункте не могло быть и речи, так как не было телефонов, кабелей и другого оборудования КП. Я начал разбираться в ситуации на основе донесений, прибывающих в штаб IV АК. Ситуация была крайне неясной. Было получено подтверждение того, что в первой половине дня произошел прорыв. Прорыв уже был расширен и русские части устремились в направлении Каннельярви и Уусикиркко. Части Танковой дивизии, контратаковавшие в Куутерселькя, после тяжелого сражения были выведены из боя, о частях 3-й Дивизии, сражавшихся в районе Куутерселькя и Сахакюля не было никаких данных, Кавбригада отступала по берегу залива на запад, а 10-я Дивизия должна была обороняться в районе Риескъярви – Ваммелъярви – железная дорога. Ситуация продолжала меняться, но уже ожидаемым образом, без каких-то дурных сюрпризов, так как они уже все случились, по крайней мере на тот момент.

Я уже несколько часов изучал ситуацию, когда позвонил Верховный и спросил мнение нового командующего, можно ли контратакой вернуть потерянные части Линии ВТ. Мой ответ был, что с теми частями, которые были вынуждены перед лицом превосходящего противника оставить Линию ВТ, и продолжали отступать на Выборг, а подкрепления к 16 июня еще не могли прибыть, Линию ВТ было не вернуть, и контрнаступление было бы бессмысленным. Верховный задал вопрос – можно ли использовать Линию Маннергейма с прошлой войны как новый рубеж обороны. Ответ на это был: Линия Маннергейма расположена слишком близко к нынешнему району боевых действий, отступающие части и прибывающие подкрепления не успеют занять на ней позиции, вдобавок Линия Маннергейма сильно разрушена в предыдущую войну. Протяженность фронта, на котором можно наступать на Линии Маннергейма больше, чем на Линии ВКТ. Вдобавок местность на ЛМ гораздо более доступна для танков, самого опасного для нас рода войск противника. Я предложил отвести наши части на Линию ВКТ, ведя арьергардный бой сильными заслонами, но сохранив их боеспособность. Туда подоспели бы резервы, и у нас было бы время организовать оборонительный рубеж.

Верховный главнокомандующий утвердил предложение командующего частями Перешейка. Так что первым приказом нового командующего стал приказ на отход, но с оставлением сильных заслонов. Утром 16 июня был отдан соответствующий приказ: прикрываясь заслонами, отойти на линию озер перешеек Муурила – Куолемаярви – Хатьялахденъярви – Каукъярви – Перкъярви – Муолаанъярви – Юскъярви – Кирккоярви – Пурмусъярви – Валкъярви – Рауту – Косела – Ладога. Уже ранним утром следующего дня пршлось отдать следующий приказ на отход на линию Выборг – Купарсаари – Вуокси – Суванто – Тайпале, то есть на линию ВКТ. На этой линии части должны были перейти к жесткой обороне и не отступать ни на шаг.

Поскольку задача этого раздела – дать лишь общее представление о ситуации, в описании отхода упомяну лишь значительные эпизоды. Во многих, часто ожесточенных арьергардных боях, огнем противотанковых пушек и еще немногочисленных панцерфаустов и панцершреков, а кое-где и ручных гранат и мин было уничтожено большое количество наступающих советских танков. 4-я Дивизия, которая по первоначальному плану сосредоточения для отражения крупномасштабного наступления противника сосредотачивалась между Пуннусъярви и Муолаа, была форсированным маршем переброшена на перешеек Перкъярви – Каукъярви, так как именно там противник основными силами шел на Выборг вдоль шоссе, а финские части были растянуты в тонкую линию. Переброшенная с севера 3-я Бригада уже в районе Уусикиркко вступила в бой, сражалась упорно и решительно, и в нескольких критических случаях спасла ситуацию.

Первые части отступили на Линию ВКТ 18 июня, основная масса войск заняла позиции на Линии 19 июня. В тот день и III АК, который все еще держался на Линии ВТ, получил приказ организованно отойти за водную линию Суванто – Тайпале и занять оборону на Линии ВКТ.