Корзина пока что пуста!

Вход в личный кабинет участника
Исторического книжного клуба:

Забыли пароль?

Подать заявку на вступление в клуб

Пожалуйста, ознакомьтесь с информацией о режиме нашей работы в период самоизоляции.

О новой книге Александры Медведевой

Александра Медведева, известная книгой «Пять лет с Валентиной Матвиенко», изданной в 2010 году, представит новую книгу «Виктор Лобко. Жизнь на гранях эпох» на Книжном салоне.

Книга представляет собой мемуары из коротких рассказов-зарисовок от первого лица главного героя, который приехал в Ленинград из Белоруссии, работал в обкоме Комсомола, трижды уходил и возвращался на работу в Смольный в новых качествах, пять лет работал в Кронштадте в период начала строительства комплекса защиты Ленинграда от наводнений, работал в ЦК компартии в Узбекистане, в том числе был очевидцем событий «хлопкового дела», работал в высшем партийном органе страны – ЦК КПСС, выезжал в Тбилиси, Баку, Белоруссию и другие регионы, где разворачивались события митинговой активности и свершались первые попытки «майданов», уволился из ЦК КПСС в связи с несогласием с политикой, проводимой генеральным секретарем партии М.С. Горбачевым. Но после ухода в управление Октябрьской железной дороги через 8 лет снова был приглашен на работу в правительство Петербурга, где в период руководства Валентиной Матвиенко стал «первым» вице-губернатором – руководителем Администрации губернатора и считался «серым кардиналом» Смольного. В данный момент Виктор Лобко является президентом петербургского Университета путей сообщения (в прошлом ЛИИЖТ) который и окончил в 1967 году.

Каждый этап жизни Виктора Лобко, представленный в книге, сопровождается справочными вставками и газетными вырезками 1945 года, 50-60-70-80 годов советских, республиканских и местных печатных изданий, которые показывают атмосферу жизни в СССР и в Ленинграде в разные периоды. Этап современной России так же сопровождается вставками из электронных версий средств массовой информации.


Отрывки из книги:

«… Жили мы очень бедно. Честно говоря, на еду не хватало. Мама не работала, занималась шитьем для соседей и подруг. Заодно и перешивала все отцовское нам. И курточки, и кофточки, и валенки. Валенки назывались бурки. Это удивительно хорошая обувь. Она их шила из шинельного сукна, так как отец носил шинель. А заполнялись они ватой, которая доставалась из старой фуфайки. Они были красивенькие, легенькие, тепленькие…»

«…Я еще в балете танцевал в студии хореографии. У нас была профессиональная балерина, которая преподавала хореографию. И мы ставили балетные спектакли. С одним из них мы даже выступали на белорусском телевидении. Это был спектакль «Щелкунчик»….

«…Четыре года я жил в общежитии и было очень непросто. Отец сказал, что сможет мне помогать, присылая 15 рублей в месяц. Есть хотелось, а не на что было. В общежитие кому-то картошку родители присылают, кому-то тушенку. Мы очень дружно жили, готовили на общей кухне общие блюда. Но были времена, когда приходилось поесть 100 грамм конфет «кавказских» за 15 копеек и запить водой…»

«…Когда мы жили в поселке Сиверском, подъем в 5 утра. А вечером пока доберешься, уже ночь. А когда появился сынок, появилось еще одно занятие. Удобств нет, а рядом даже колодца не было. Для того, чтобы помыть ребенка вечером, а потом еще рубашки и пеленки перестирать, каждый вечер мне надо было принести из детского санатория «Березка», где была котельная, не менее 14 ведер воды. Правда, было преимущество в том, что можно было набрать сразу теплую воду. Но она же не легче, чем холодная. Хотя и нести надо было не очень далеко – метров 300. Однажды, не помню, какой это был заход: пятый или десятый. Осень, темно, слякоть, после работы, уставший, несу я эти два ведра, подхожу к калитке. И вдруг подскользнулся и упал лицом в грязь, а вода эта на меня вылилась. Встал, утерся, слез не было, но подумал: «Боже, да за что все это?!». И пошел опять назад…»

«…Вдруг приглашает Романов Григорий Васильевич…Как он кричал на меня!
Человек, который всегда был очень выдержанным, корректным, ни одного матерного слова не произносил. Он был всегда образцом того, каким должен быть руководитель такого уровня. И вдруг он на меня кричал:
- Что ты говоришь? Да кто тебе эту чушь, эту дурь в голову втемяшил?! Да как можно вообще так рассуждать?! Да какое это имеет значение? Уходи…
Я вышел из его кабинета и, как побитый пес, поплелся по длинному коридору Смольного, поняв, что что-то я сделал не так. И тут слышу, как будто с того света голос его секретаря. А он девочек в приемной никогда не держал. У него в секретарях были пожилые мужчины. И Степан Афанасьевич зовет:
- Витя, Витя, вернись. Иди быстренько сюда, шеф требует…»

«…Звоню Валентине Ивановне:
- Так, я через полчаса заезжаю за тобой.
Она сначала попыталась:
- Да ты что, я не могу, я не причесана…
- Ты нам нравишься в любом виде.
Была зима, я сам был за рулем. Она жила на Тверской улице, я подъехал туда. Подъезжаю, она выходит в такой шикарной норковой шубке:
- Да, с девушками в таких шубках я еще не катался.
Мы поехали на Михайловскую улицу, подъезжаем к Гранд Отель "Европа". Александр Николаевич Колякин в смокинге, такой весь взволнованный и воодушевленный, стоит с букетом белых роз…»

«…- Дорогой Леонид Ильич!
А Брежнев распахнул полы пиджака:
- А что ты такого во мне дорогого нашел?
- Леонид Ильич, я ведь не шутить с вами вышел. Я хочу серьезно сказать от имени жителей Ленинградской области.
Я был потрясен. Потому что вот этот всемогущий на планете человек, вдруг, как провинившийся мальчишка встал по стойке «смирно», склонив голову, молча, выслушал от «а до я» все, что ему говорил рабочий…»

«…Я так опьянел от этих маленьких рюмочек, что выйдя из квартиры Филиппова сел в машину Ельцина и на ней поехал на Ленинградский вокзал. Дима потом рассказывал, что Ельцин был страшно возмущен, потому что он из-за этого опоздал в Домодедово на самолет. Это был примерно 1978 год... Он не планировал становиться президентом России. Но он изначально был оскорблен Горбачевым. И главное желание, которое у него было – отомстить ему…»

«…И однажды в Кремле, во время перерыва съезда, мы с Исламом Каримовым пошли прогуляться по залам, по полумракам и он мне говорит:
- Слушай, Виктор, что делать? Может мне тоже президентом избираться?
- Ислам, а как у вас назывались вожди до советской революции?
Долго думал, потом говорит
- Эмир….»

«…Разрешить применить силу мог только Горбачев. А он улетел к своей ненаглядной регентше в Лондон, к Маргарет Тэтчер получать очередную порцию гипноза. И она ему, видимо, пела: «Миша, ты нам послан Богом, ты умнейший из умнейших. Ты спасешь цивилизацию». А он, видимо, балдел от всего этого, у него слюни текли, и он верил, что это правда. Он даже поехал в Сорбонну лекцию читать. Я когда увидел его по телевизору, подумал, что его надо в психушку сдать. Потому что он говорил о проблемах вселенной…»

«…Евгений Максимович Примаков был удивительнейший человек. То, что он мудрым был – это все знают. То, что он небольшого роста и мягонький – тоже все видели. Но то, что он такой отважный, храбрый – думаю, немногим довелось видеть. Он шел в народ, он обращался к народу. Его чекисты на руках выносили из толпы…»

«…Муфтием Закавказья был шейх-уль-ислам Гаджи Аллахшукюр Гуммет оглы Пашазаде. Я попросил о встрече с муфтием. То, что я видел, передать словами нельзя. Я даже не предполагал, что есть такая сила мусульманской веры. Я ему говорю:
- Шейх, помогай, сейчас же видишь, что может пойти все «вразнос». Ты можешь этих людей призвать к спокойствию?
- Да.
- Ну, сделай!
- Тут вот, что нужно иметь ввиду. Я могу это сделать, но только один раз. Вы уверены, что это – тот случай, когда надо этот один раз использовать?
- Да.
- Хорошо, но тогда у меня есть еще некоторые условия. Я могу критиковать и ругать КПСС и Горбачева?
- Да хоть матом, если это поможет.
И дальше, находясь на 10-12 этаже гостиницы в центре Баку, я сверху видел, как этот муфтий спустился и пошел в толпу. А у него чалма белая. И Видно как белая чалма двигается по черной массе. И такой узенький-узенький проходик перед ним открывается, и он идет, идет, идет сквозь эту толпу. Дошел до грузовика, до этой Девичьей башни. Он на грузовик поднимается и начинает обращаться. Я не знаю, что он говорил. Он говорил, наверное, минут 15. И вдруг в этой огромной массе людей началось какое-то броуновское движение, беспорядочное. Через полчаса вся территория была пуста. Он поднялся опять ко мне в номер и как сдувшийся шарик упал в кресло:
- Я выполнил вашу просьбу. Но больше я ничего сделать не смогу.
Я больше никогда в жизни ничего подобного не видел. Чтобы так реагировали на религиозного лидера, причем в такой экстремальной ситуации…»

«…Среди членов правительства Валентины Ивановны святых людей не было. Но это были люди, которые горели на службе, которые истинно стремились сделать что-то полезное и хорошее для города во всех сферах без исключения…может быть, отдельной строкой, можно было бы выделить Аллу Юрьевну Манилову…она, как истинный гуманитарий, смотрела с пренебрежением на то, что что-то надо строить, производить промышленную продукцию. Она все о душе человеческой беспокоилась. И честно говоря, занималась этим очень увлеченно и эффективно….».

«…Я пригласил к себе Николая Витальевича Бурова. Просто так, поговорить о жизни. Мы с ним поглощали чай чашку за чашкой, говорили обо всем. Не только культуре, не только о театральной жизни Петербурга. Когда я понял, что он полностью расположен к восприятию предложений, я ему сказал:
- Николай Витальевич, вот есть такое предложение назначить Вас председателем комитета по культуре.
- Нет, Виктор Николаевич, это исключено.
- Почему?
- Нет, это не мое, я не знаю, что там надо делать.
- Николай Витальевич, я не понял. Вы совсем недавно так блестяще сыграли роль императора России Александра II. Неужели Вы не можете сыграть роль какого-то там председателя комитета?
- Вот вы меня! Да как Вы меня!
- Все, иди на третий этаж и сдавайся…»

«…Мне сложно что-то говорить про среднее образование, но я согласен с Академиком Сергеем Капица, который сказал, что ЕГЭ – это путь оболванивания подрастающего поколения. Причем упорство, с которым эти люди из органов управления, которые утверждают, что ЕГЭ – это счастье, что ЕГЭ позволяет ребенку с любой точки России поступать в любой ВУЗ. Слушайте, это что за чушь?...».


Об авторе:

Медведева Александра Александровна родилась в Ленинграде 26 сентября 1983 года.

2006 год — окончила Санкт-Петербургский государственный университет, факультет журналистики.

С 2002 по 2012 годы работала в Агентстве журналистских расследований «Ажур». Занималась освещением политической жизни Санкт-Петербурга на страницах Интернет-газеты «Фонтанка.ру». Автор более 3000 публикаций по данному направлению. Входила в губернаторский и президентский пул журналистов.

В 2009 году опубликовала книгу «Пять лет с Валентиной Матвиенко», написанную в жанре документальной журналистики. Презентация книги состоялась 6 апреля 2009 года в Доме журналиста.

С мая 2012 года по 9 января 2017 года — директор государственного бюджетного учреждения «Дом молодежи Санкт-Петербурга». Под руководством Александры Медведевой учреждение стало одним из главных организационно-методических центров молодежи Санкт-Петербурга и отмечено Почетным знаком «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации» Роспатриотицентра (2016).

С апреля 2017 года по настоящее время - специальный корреспондент Интернет-газеты "Фонтанка.ру" АО «Ажур-Медиа».

Отмечена как победитель конкурса «Мариинский» в номинации лучшего журналиста интернет-издании «За развитие парламентаризма и повышение правовой культуры граждан Петербурга» (2005), Номинант конкурса «Золотое перо» в номинации «Лучший аналитический материал» и обладатель спецприза губернатора Петербурга В.И. Матвиенко (2008), благодарностью Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями за продолжительную и безупречную работу (2016), благодарственными письмами Общественной палаты Санкт-Петербурга (2016), Санкт-Петербургской избирательной комиссии (2014), губернатора Санкт-Петербурга Г.С. Полтавченко (2015) и др.

Рекомендуемые продукты